@ Культурный центр ДОМ г Москва, пер Овчинниковский Б., д 24 стр 4

Описание

#концерт#фолк#народная#классика

"Немыслемые явства из меню Марка Пекарского"

Джерард Макбёрни. What The Eye Sees для ансамбля ударных (1988) (в записи)

Марк Пекарский - solo-импровизация на ударных

(музыка в записи и импровизация исполняются одновременно)

Кое что об эклектике:

Жил да был человек по имени... Никогда не определите по имени, каково его происхождение: Луиз Энрике. А по фамилии... Тоже не угадаете: Юдо. — «Конечно, нормальный еврей, — скажете вы» 

А вот и не угадали: ЯПОНЕЦ. Сам он отрекомендовался так: «Родился в Бразилии, учился в Штатах, живу в Германии, работаю в Голландии. ...А в Японию не хочу: там ведь все такие, как я (это о разрезе своих глаз), а здесь, в Европе я ой-ой-ой как эксклюзивен!».

...Экий павлин-мавлин, чудо-юдо заморское... А вот ещё один японец, Йоджи Токуйоши, — и всё туда же: родился в Японии, а живёт в Милане и при этом буквально обожает традиционную итальянскую кухню. И чего это его так развернуло на Италию? Чего ему не хватало на своих Японских островах? — «Я родился в Японии, но серьёзный поварской опыт получил в Италии, и моя кухня отражает мой жизненный путь. Я называю свой стиль Cucina Italiana Contaminata, или Заражённая итальянская кухня. Я смешиваю итальянские продукты и традиции с японскими технологиями и стилем подачи». 

Так это типичная полистилистика, — воскликните вы, и будете абсолютно правы! Причём его полистилистика — это не просто смешение ингредиентов или разных вкусов. Дело куда интереснее — это синтез культур, микст разных кулинарных традиций.

В музыке полистилистическая история началась в начале ХХ века, когда американец Чарлз Айвз «заразился болезнью» смешения разных стилей, жанров. У нас в России на этой полистилистической ниве изрядно потрудился Альфред Шнитке: «В1968 году я решил, что можно сопоставлять стили в шокирующем контрасте. И почувствовал какое-то освобождение. Вот откуда моя полистилистика…» Князь Андрей Михайлович Волконский вроде бы соглашается с Альфредом Гарриевичем..., но при этом делает неожиданный вывод: «Шнитке слишком много писал для кино, которое в результате ему и отомстило. Отсюда, надо полагать, и пошла его так называемая полистистика».

Налицо борьба двух противоположных мнений: одни исповедуют полистилистику, другие — ни в какую. Предлагаю назначить общественных защитников обеих точек зрения. Интересы апологетов «чистого» стиля представляет гоголевский г-н Собакевич. Вот его аргументы: «У меня, когда свинина — всю свинью давай на стол, баранина — всего барана тащи, гусь — всего гуся! Лучше я съем двух блюд, да съем в меру, как душа требует. — Собакевич подтвердил это делом: он опрокинул половину бараньего бока к себе в тарелку, съел всё, обгрыз, обсосал до последней косточки». 

Удивительная чистота стиля, я бы даже сказал, — кристальная. Другой герой Мёртвых душ, Манилов исповедует противоположный взгляд на искусство: «Манилов будет повеликатней Собакевича, — сообщает старуха-трактирщица, — велит сварить курицу, спросит и телятинки; коли есть баранья печёнка, то и бараньей печёнки спросит, и всего только что попробует». ...Не то, что Собакевич». 

Однако гоголевские последователи «чистой» стилистики выглядят иногда менее убедительно, и даже наш самый «чистый» гоголевский моностилист склонен подчас к совсем не лёгким изменам своим убеждениям: «За бараньим боком последовал индюк ростом в телёнка, набитый всяким добром: яйцами, рисом, печёнками и невесть чем, что всё ложилось комом в желудке...» 

Полистилистический рацион берёт явный верх, да и органы чувств требуют разнообразия, смешения всего на свете — красок, вкусов, тактильных ощущений. Потому в дискуссии на нашу животрепещущую тему — простите меня Бога ради, господа пуритане, — 

я беру сторону полистилистов

Для сегодняшнего «полистилистического опыта» я выбрал посвящённую нашему ансамблю и мне пьесу моего английского друга Джерарда Макбёрни, — в прошлом ведущего специалиста ВВС по советской музыке, затем директора программ Чикагского симфонического оркестра, автора инструментовок малоизвестных произведений Шостаковича, автора оперы на тексты Хармса, и прочая, и прочая. Пьеса называется What The Eye Sees, что на русском может звучать как Что зримо оком. Как раз в этом году исполняется 30 лет со дня её написания и первого исполнения. Пьеса будет звучать в записи Ансамбля, а я стану, как могу, её портить своей импровизаций. Уверен, что сумею выполнить это моё благородное намерение!

А ещё мне нравится слово эклектика. Вы не разделяете моего чувства? Понимаю. Конечно, здóрово пойти в музей и насладиться, к примеру, шедеврами Пабло Пикассо или Марка Шагала. Можно также на досуге взглянуть на творения Ильи Глазунова или, предположим, Исаака Бродского? Ну, а что, если рядом с Герникой Пикассо разместить одно из эпических полотен Глазунова? Или — вот ещё: повесим-ка рядом с В. И. Лениным в Смольном Бродского Прогулку Шагала? — Фи-и-и-и! — скажут некоторые, а может, многие. Или даже все… А я на это скажу так: «Не слáбо и очень даже стильно».

Да, верно: никак они, вроде бы, не монтируются вместе. ...Верно-то оно, конечно, верно, но одно здесь для меня бесспорно: совмещение, казалось бы, несовместимого создаёт величайшее напряжение и предлагает, таким образом, отнюдь не чёрно-белую, а вполне себе «цветную» картину времени! Драматизма здесь тонны, — чему можно лишь позавидовать. И это ЭКЛЕКТИКА!

Сегодня многие работают «эклектично». Вот вымышленный персонаж из мира музыки, которого мы условно назовём Нарциссом Танцуевым. В своём концерте он смело и даже рискованно объединяет разные разности — от Рахманинова до «джазовых» импровизаций. Какую же в результате художественную информацию мы получаем? Очень: интересную: эндокринная система означенного индивида работает отменно! Или вот ещё: представим себе программу некоего вокального вечера, где вслед за романсом Александра Львовича Гурилёва Однозвучно гремит колокольчик звучат 5 песен Альбана Берга, а, предположим, Соловью Александра Александровича Алябьева предшествуют Мадагаскарские песни Мориса Равеля. Какими впечатлениями мы обогатимся? — Голосовые связки певца (или певицы) свободны в своих вибрациях, от чего голос звучит наполнено, красиво. Так и хочется провозгласить: 

Долой напряжение связок!

Однако, к этому лозунгу непременно следует добавлять другой, не менее важный:

Да здравствует напряжение духа!

По какой же причине в одних случаях дух захватывает от эклектичных сопоставлений, а в других возникает ощущение, как будто «шанелью накапали в щи»? — А всё по одной причине: в первом случае сопоставление материала осуществляется на «законых основаниях», а в других — «беззаконно». 

А что это такое — «законные основания»? Объясняю. Живёт в стране Англии повар по имени Хестон Блументаль. И придумал этот самый Хестон готовить еду, в которой вместе цветная капуста с шоколадным желе. — Как можно?! — возмутятся некоторые, а может, многие. Или даже все… А я — нет: «Маэстро Блументаль, — возражу на это я, — обнаружил молекулярное сходство в употребляемых им «несовместимых продуктах» и, основываясь на этом их молекулярном единстве противоположностей, доказал их единство!»

Вспомним ещё одну «вкусную» тему — фьюжн-кулинарию. Такие её нетрадиционные сочетания, как жареные шампиньоны с грушами в малиновом соке или грейпфруты, фаршированные грибами никак не укладываются в систему знаний о молекулярной кулинарии Блументаля, но, тем не менее, во «фьюжн» не используется метод механического нанизывания разных ингредиентов-«бусинок» на рецептурную «нитку». 

В чём же, в таком случае, секрет успеха фьюжн-кухни? Всё дело, оказывается, в маленькой детальке. ВКУСОМ называется. Ведь в природе, как я понимаю, нет по-настоящему ЧИСТЫХ элементов, …разве только что дистиллированная вода? Но как же она невкусна! А в природе всё намешано так, что диву даёшься. Чтобы вкусно есть, слушать, смотреть и т. д., нужно смешивать краски, звуки, слова и т. д., — имея при этом ввиду основные законы. Здесь и новейшая молекулярная теория повара Блументаля, и старые, как мир, законы соединения вкусов. В кулинарии мы знаем четыре основных вкуса — горький, солёный, сладкий, кислый, и ещё два дополнительных — острый и мятный. И вот, чтобы смешивать разные ингредиенты, каждый из нас должен, подобно кулинарам, постичь правила своей профессии, и тогда — вперёд. И никакие сочетания нам не страшны!

Есть, правда, ещё… даже боюсь сказать, потому как — Божественный это промысел…есть ещё — прости Господе… — композиторский, художнический или какой другой ТАЛАНТ. 

В эти два дня Вам, дражайшая публика, предстоит определить, если у авторов наших концертов эта самая штучка, — талант?

Спасибо

Ваш М. Пекарский

Видео

  • Адрес: Москва, г Москва, пер Овчинниковский Б., д 24 стр 4
  • Сайт:
  • Тел: +7(495) 953-72-36
  • Тэги: #концертный зал#культурный центр#театральное представление#шоу программа
  • Метро: Новокузнецкая
Посмотреть или добавить отзыв о заведении
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ
Культурный центр ДОМ

Отзывы о мероприятии

Отзывов о мероприятии пока нет, Ваш отзыв может стать первым